Мир накануне Первой Мировой: Искусство Прекрасной Эпохи

  • воскресенье, 20 июля, 2014 - 12:08

    Искусство прекрасной эпохиПрекрасная эпоха – время расцвета искусств накануне Первой Мировой. Так стали называть это время после того как война отгремела. Искусство как ничто другое позволяет прикоснуться к духу эпохи и сегодня, в цикле статей, посвящённых столетию начала Первой Мировой Войны мы прикоснёмся к духу времени, предшествовавшему Великой Трагедии. К духу Прекрасной Эпохи.

    В предыдущей статье мы уже определились с примерными временными рамками, поэтому сегодня в основном будем говорить о времени между началом 90-х годов XIX века и 1914 годом.

    Как уже говорилось, состояние духа в предвоенную эпоху определялось тем, что в это время завершалась эпоха Рыб и начиналась эпоха Водолея. Отсюда и все видимые противоречия и метания. Эпоха рыб дала мистицизм, тягу к тайному, абстрактному и непостижимому, Водолей же дал революционный накал, стремление к Новому, в своих крайних проявлениях – через полный отрыв от прошлого, срывание всяческих тайн и покровов, а заодно и стремление к свободе. Вот этот адский бульон и породил те художественные (в широком смысле) течения, по которым мы узнаём сегодня Прекрасную Эпоху.

    Пьяные ветры новизны: ар-нуво и авангард

    Если говорить о визуальных искусствах – живопись, графика, архитектура – то там правили бал два направления. Одно – само название которого включает слово "новый" на всех языках: ар-нуво (дословно – новое искусство), модерн, югендстиль. Второе – ещё более новое, вообще авангард.

    Авангард: Робер Делоне. Марсово поле: Красная башня. 1911

    Авангард: Робер Делоне. Марсово поле: Красная башня. 1911

    Хотя, если быть справедливым, слово "авангард" в Прекрасную Эпоху было неизвестно. Его придумали гораздо позже, чтобы объединить в одном понятии множество стилей школ и течений, которые порой различались только названием, но при этом яростно спорили между собой, пытаясь доказать себе и всему обществу что они современнее, передовее. В те ещё года, сказав кому из представителей любой из этих школ, что их через 20 лет всех будут знать под одним названием, можно было и в зубы получить. По правде сказать, разница между ними действительно была, порой большая, но было и общее: стремление делать что угодно, лишь бы не так. Не так как все, но главное – не так как раньше. Отказ от эстетики, сосредоточение на форме в ущерб содержанию, нарочитая плакатность. Всё это оказалось востребованным в Войну, во время последовавшей цепи революций и в послереволюционную эпоху. Может потому авангард и выжил, достигнув своего расцвета в 20 – 30-е годы. Ну а сейчас выродился в прибивание интимных частей тела к мостовой и разбрасывание с глубокомысленным видом надкушенных печенек по полу выставочного зала. Увы, современная уборщица может этого не понять и вымести такое "произведение искусства" на помойку. Произведения первых авангардистов хоть и вызывали скандал, однако ни у кого не возникало сомнения в их художественной принадлежности.

    Альфонс Муха, Образ

    Модерн: Альфонс Муха. Образ. 1897

    Однако авангард в годы Прекрасной Эпохи прозябал на задворках культурной жизни, зато другой стиль – ар-нуво (в России более известный как модерн) стал визитной карточкой времени, сама Прекрасная Эпоха воспринимается ныне как время господства ар-нуво. И хотя сам модерн вызывал не меньше скандалов чем авангард, он действительно вошёл в плоть эпохи, ибо художники ар-нуво впервые выдвинули идею создания единой художественной среды для человека. Ар-нуво, как единый стиль, пропитывало всё: архитектуру, интерьер, костюм, мебель, украшения, не ограничиваясь только произведениями искусства. Раньше это тоже было, интерьеры стиля барокко не спутаешь с интерьерами ампир, но сейчас эта идея была высказана и сформулирована осознанно. И также осознанно воплощалась в жизнь.

    Именно поэтому мы сегодня знаем искусство ар-нуво большей частью по рекламным буклетам, декоративным панно и архитектурным памятникам.

    Альфонс Муха. Сигареты JOB

    Альфонс Муха. Сигареты JOB

    Поразительно, но в России новое искусство обратилось древней народной традиции, породив неорусский стиль в архитектуре.

    Доходный дом Перцовой, Москва, вид с Патриаршего моста. Архитекторы Н. К. Жуков и Б. Н. Шнауберт, по эскизам С. В. Малютина. 1905 – 1907

    Доходный дом Перцовой, Москва, вид с Патриаршего моста. Архитекторы Н. К. Жуков и Б. Н. Шнауберт, по эскизам С. В. Малютина. 1905 – 1907

    Как видно, ар-нуво обращается к утончённости, гедонизму, но он же наполнен символами, аллегориями. Этот стиль вырос из символизма, который не оставил заметных следов в изобразительном искусстве, зато ярко прозвучал в литературе.

    Туман средневековой тайны: символизм

    Уходившая в небытие эра Рыб произвела в Прекрасную Эпоху свои высшие и самые яркие достижения. О достижениях мистической мысли (которыми окармливаются оккультисты и по сию пору) мы поговорим в другой раз, сейчас же вспомним творчество литераторов и, прежде всего, поэтов той поры. Символизм был лишь одним из направлений литературы, но, пожалуй, самым ярким и самым выразительным.

    Суть символизма – в стремлении выразить невыразимое. Высокие истины, которые можно только прочувствовать, к которым можно приблизиться, но никогда не удастся понять и уж тем более объяснить формально. Вот к чувствам и обращаются символисты. Обращаются через язык символов, ибо символы, как метко подметил Юнг, содержат в себе нечто большее чем набор формальных значений. По большому счёту, символ – единственный способ добраться до архетипа. Вот они и добирались, используя символику, пришедшую из средневековья, из мистического христианства, масонства, а когда и из языческих времён.

    Благодаря символистам (а может, по их вине? Это как посмотреть!) в Прекрасную Эпоху шло активное мифотворчество. Именно тогда окончательно оформился средневековый рыцарский миф, тогда же мифологизировалось и романтизировалось представление о Востоке, как некоей далёкой возвышенной цивилизации, хранящей некие высокие и тайные знания, в Европе утраченные. Миф, в значительной степени сдобренный дешёвой эротикой, миф, который мы не можем преодолеть до сих пор.

    Сам символизм (как и большинство литературных течений той поры) вырос из искусства декаданса. Направления эти столь близки, что между ними иногда ставят знак равенства, тем более что в Прекрасную Эпоху символизм и считался одной из форм упадка и разложения. На самом деле всё гораздо сложнее.

    Рамон Касас. Юная декадентка. 1899

    Рамон Касас. Юная декадентка. 1899

    Сам термин "декаданс" – распад, разложение, падение, дегенерация – был введён в обиход сторонниками традиционного, академического искусства, которое к началу Прекрасной Эпохи уже во многом не удовлетворяло духовные потребности людей. Почему? Сознание человека в эру Рыб (как и во все предшествующие времена) было большей частью коллективным. Человек был прежде всего христианин, мусульманин, подданный такого-то королевства, член гильдии, житель хутора и только в последнюю очередь самим собой. Это накладывало огромные обязанности, но в то же время давало значительную защищённость. В наступившую эпоху происходила очень быстрая индивидуализация сознания (Водолей, однако!), индивидуализация всей жизни. Теперь человек был уже никому ничего заранее не должен, но, вот ведь незадача! Тебе в такой ситуации тоже никто ничего не должен! Даже сочувствие надо сначала заслужить. Это вызвало перманентный шок и стресс. Острее всего почувствовали это на своей шкуре представители творческой интеллигенции – художники, поэты, писатели. Но если художники более-менее приспособились – спрос на плоды их творчества в условиях активного роста производства предметов потребления и строительства был устойчивый – то писателям и поэтам пришлось туго. Вот и появился целый пласт депрессивной литературы, рассказывающей о всяких ужасах (тот же Э. По, например). Основные идеи декаданса – всё плохо, дальше будет только хуже, человек один перед лицом враждебного мира и надеяться не на что.

    Символизм, в отличие от декаданса, находит свет. Этот неземной свет идёт из тумана эпохи Рыб, ибо другого человечество пока не знает. И одиночество нового времени здесь уже не помеха, а подспорье, ибо суть этого света каждый понимает сам и поделиться этим знанием невозможно. Чрезвычайно популярным становится образ, который можно условно назвать образом рыцаря-монаха.

    Лоэгрин

    Лоэгрин

    Возвышенный рыцарь, постигающий на своём рыцарском пути высшие идеалы. Лучшие примеры этой легенды – Парсифаль и Лоэгрин Вагнера, Бертран из пьесы "Роза и Крест" Блока. Но свет этот, при всём при том неземной, в этой жизни мы можем только прикоснуться к нему. С его помощью можно исправить своё духовное, но вовсе не материальное состояние. В этом мире сделать ничего нельзя. В этом декаданс и символизм едины.

    Остатки былой роскоши

    Культурная жизнь Прекрасной Эпохи, естественно, не ограничивалась тем, о чём здесь рассказано. За гранью остались очень многие формы и направления искусства, но то, о чём здесь сказано, пожалуй, самое сочное, самое характерное для того времени.

    Прекрасная Эпоха закончилась на границе июля и августа 1914. Была срезана на взлёте. Разразившаяся кровавая бойня смела многие сокровища этой эпохой порождённые. Стало не до поиска глубинных смыслов, не до изысканности, а новое само уже врывалось в дома, и было оно таким что волосы вставали дыбом. А пришедшие следом революции и вовсе упростили жизнь и искусство до предела. На смену изысканному ар-нуво пришёл (правда, не на долго) авангард, столь удобный для политических плакатов, в архитектуре – конструктивизм, оставивший от зданий лишь функциональные коробки, на смену символизму – агитпроп, надолго прекративший поиски любых смыслов, на смену утончённому эротизму – ускоренное воспроизводство рабсилы.

    Показательна в этом смысле гибель секс-символа Прекрасной Эпохи – Маты Хари. Первую стриптизёршу обвинили в шпионаже и убили. Не было ли это ритуальным убийством всей Прекрасной Эпохи?

    Каким был бы мир, если бы Прекрасную эпоху не убили столь грубо? Трудно сказать. Но в одном можно не сомневаться: этот мир был бы гораздо лучше чем мир, построенный Великой войной. А нам сегодня остаётся только вздыхать, проходя мимо прекрасных зданий и глядя на старые фотографии.



    Мата Хари, 1910

    Мата Хари, 1910

     

Поддержите наш проект!

Чем активнее Вы поддерживаете наш проект, тем меньше на нём будет рекламных статей и прочих рекламных материалов, тем чаще будут выходить интересные и полезные статьи.