Критерий Поппера

  • воскресенье, 3 апреля, 2016 - 14:35

    Критерий Поппера – один из критериев, предложенных для отделения козлов от баранов определения: что считать научным, а что нет. Критерий Поппера является весьма важным философским критерием и источником многочисленных срачей в научной среде. Хочу обратить внимание: не диспутов, не дискуссий, не научных споров, а именно срачей, возникающих, развивающихся, завершающихся и, естественно, имеющих то же эссенциальное содержание, что и любой другой забег Специальной Олимпиады, примеры которых мы ежедневно наблюдаем (а то и участвуем) на просторах Инета.

    Внимание! Ограничение! IQ 120+!

    Небольшая, но необходимая преамбула

    Во исполнение Слова, данного не мной и не здесь...

    Вообще говоря, научное сообщество почувствовало потребность отделения науки от лженауки всего остального как только осознало себя, то-есть во времена Галилея (или чуть раньше). Тогда же, на примере самого Галилея, был продемонстрирован Первый (он же Кратковременный) Главный Критерий Научности: Научна та теория, чьи адепты ближе к действующей власти. Этот критерий позволяет отделить научное от не научного очень быстро и эффективно, самый известный пример из недавнего прошлого – противостояние Вавилова и Лысенко. Лысенко оказался ближе к действующей власти, потому генетика довольно долго оставалась у нас лженаукой. Однако этот критерий работает только в сравнительно короткой исторической перспективе. На этот же критерий, по большом счёту, опираются и ныне действующие члены Священного Трибунала Комиссии по лженауке при РАН.

    В длительной перспективе действует другой критерий, который вполне можно обозначить как Второй (он же Долгосрочный или Глобальный) Главный Критерий Научности: Научна та теория, которая позволяет быстрее, проще, надёжнее и эффективнее получать практический результат. По большому счёту это является продолжением Первого Критерия в длительной перспективе: политикам и бизнесменам нужно оружие, деньги, работающие технологии, а вопросы о вообще им безразличны. Потому, если они видят что научная-на-сейчас теория даёт худшие результаты (или вообще не даёт) чем объявленная лженаучной, они быстро меняю ориентацию и те, кто ещё вчера был носителем регалий и сугубой научности, быстро заменяют на галерах и лесоповалах своих научных оппонентов.

    За века этот подход продемонстрировал свою эффективность и полезность, однако у представителей научного сообщества всё равно остаётся некоторая неудовлетворённость. Приятно, конечно, вдыхать дым от сжигаемого на костре конкурента за гранты научного оппонента, но плохо то, что для этого приходится привлекать третьих лиц, да и к собственно науке вся процедура отношения не имеет. Вот если бы доказать оппоненту перед сожжением – строго научно – что он мудак вся его теория и практика это вредная лженаука! Вот то было б здорово! Потому и бьются Великие Умы над выдумыванием всех и всяческих критериев научности, уделяя этому времени едва ли меньше, чем собственно научной деятельности.

    Вот именно эта деятельность, на самом деле, оказывается весьма полезной. В частности потому, что позволяет (местами) применить Второй Критерий заранее и тем избежать ненужных жертв и разрушений. Ну и местами распространить критерий научности на родственные области знания (и всякую альтернативщину в том числе) и тем отсеять (или хотя бы придержать) ну совершенно уже откровенный бред. С большими натяжками и оговорками, но всё же.

    Ну а теперь собственно

    Критерий Поппера:

    Научной считается только та теория, которая может быть экспериментально опровергнута.

    Собственно, вот и весь критерий. Ещё это называется фальсифицируемостью. Просьба не путать с фальсификацией!

    То-есть, научной будет признана только та теория, в отношении которой можно поставить опыт, по результатам которого можно будет принять решение: правильная теория или нет? Практически это делается так: на основании теории пытаются предсказать, какой результат должен быть у эксперимента, после опыта сравнивают это предсказание с реально полученным результатом. Совпало – теория верна, не совпало – идите и думайте дальше.

    Пояснения

    Прежде всего, обратим внимание, что речь тут идёт об отделении научного от не научного, но ни в коем случае лже научного! И уж никаким образом истинного от ложного или полезное от бесполезного. Это совершенно разные задачи.

    История и автор

    Автором критерия является Карл Раймунд Поппер (см. фото в начале статьи), широко известный философ, адепт идей открытого общества, гражданин мира австрийского происхождения. Принцип сформулирован в 1935 году и ориентирован, очевидно, прежде всего на экспериментальные и естественные науки.

    Значение и польза

    В целом, критерий Поппера надо признать ценной идеей. И не в плане отделения козлов от баранов научного от не научного, а в плане первичной оценки ценности той или иной теории или гипотезы. Действительно, может ли быть по настоящему доказана теория, которую невозможно опровергнуть? А если у нас на руках две теории, объясняющие одно и то же, но взаимоисключающие друг друга и обе такие, что объясняют всё? Какой в них смысл и ценность? Какую нам выбрать?

    По хорошему, теорию, которую невозможно опровергнуть, нельзя считать верной. По определению. Впрочем, как и ложной тоже.

    Именно поэтому любому открывателю очередной Всеобщей Теории Всего следует заранее и самостоятельно придумать эксперимент, позволяющий опровергнуть его теорию. Хотя бы потенциально возможный. Вот если бумажка станет красной – значит моя теория верна, если зелёной – снимаю шляпу и удаляюсь думать дальше. Если же теория сможет объяснить любой результат то... какой в ней смысл?

    В общем случае, при оценке двух и более альтернативных гипотез/теорий на одну и ту же тему, научное сообщество отдаёт предпочтение теориям/гипотезам, отвечающим критерию Поппера, то есть тем, для которых можно поставить опыт, теорию опровергающий. Ну или хотя бы придумать такой.

    Критика

    Ну, во первых, критерий Поппера является только одним из критериев научности. Более того, одним из возможных и альтернативных. И соответствия критерию Поппера явно недостаточно, чтобы теорию признали научной.

    Во-вторых, он является всё же, более философским, нежели практическим. Существует множество теорий, вполне полезных и дающих практический результат, но этому критерию не удовлетворяющих.

    Ну и прикол: А сам-то критерий Поппера удовлетворяет сам себе? Его-то можно считать научным? – задают вопрос филозовы. Как математик отвечу: Глупый вопрос. Критерий Поппера это аксиома, определение, а потому недоказуем и некритикуем. Принять его или не принять – вопрос соглашения, произвола, не более. Можно говорить: "Теория научна в смысле Поппера.", а вот в каком другом смысле будет и ненаучна. И наоборот. Обычная в математике проблема с выбором базовых аксиом и определений.

    Сложности или в каких деталях спрятался Диавол?

    Как водится, гладко было на бумаге... Проще всего в физике и естественных науках, которые позволяют поставить прямой опыт. С математикой уже сложнее. Отдельные теории ещё можно как-то верифицировать по Попперу, но в целом математика вообще обходит этот критерий сбоку. Не про нас, господа, увы.

    Далее выплывает вопрос с недоказуемостью (экспериментальной) несуществования. Очень важной научной парадигмой является положение, что доказать несуществование чего-то невозможно. Вот доказать существование снежного человека можно: поймать и провести по улицам города. А попробуй доказать что его нет и быть не может... Именно поэтому в научном сообществе принята парадигма: хочешь доказать существование чего-то? Бога, чёрта, инопланетян, Атлантиды – не важно! Иди и принеси! А до тех пор считается что этого нет. Впрочем, подробнее см. про Чайник Рассела. В этом смысле, утверждение что не существует эксперимента, способного опровергнуть ту или иную теорию выглядит, мягко говоря, не совсем научным. Впрочем из этого противоречия обычно выходят, говоря что бремя выдумывания опровергающего опыта лежит на плечах адептов самой проверяемой теории. Что, вообще говоря, справедливо.

    Однако более существенная проблема возникает с интерпретацией результатов опыта. Действительно, в опыте должны быть учтены все существенные параметры и воздействия. А вот с какого такого будуна мы вот именно эти параметры признали важными, а те – нет? И этот вопрос стал источником многочисленных споров и диспутов, вполне попадающих в юрисдикцию Специальной Олимпиады. Равно как и вопрос о том, сколько раз и в чём ошиблись адепты проверяемой теории, пытаясь предсказать результаты неудачного для них опыта. Или насколько подгоняли свои расчёты, если опыт – вдруг, неожиданно – случился удачным. И это уже не говоря об интерпретации результатов эксперимента! Хорошо если положительным результатом будет попадание какой-то величины в некий интервал, а отрицательным – в другой, далеко от него отстоящий. Но такие тепличные условия встречаются крайне редко, как правило в физических исследованиях. В остальных науках (особенно в общественных, но о них вообще особый разговор) всё намного сложнее.

    Ещё один важный вопрос: что считать за возможность поставить опыт? А исходя из общепринятой научной парадигмы – воспроизводимый опыт. Это, опять же, тема для отдельного, очень большого разговора, поскольку здесь здесь следует говорить о нескольких уровнях возможности и воспроизводимости (от: "Любой на собственной кухне легко даже в глухой тайге!", до: "В принципе, где-то во Вселенной, если сложится куча всяких условий и при том повезёт там оказаться и не умереть.").

    Особенно остро последние два вопроса стоят в отношении общественных наук, медицины, психологии, да и магии тоже. Здесь эксперименты частенько невозможны в силу экономических, этических и юридических условий. А если и происходят события, которые можно приспособить как опыт (всегда с большой натяжкой, но ведь на безрыбье...), то почти всегда возникают серьёзные вопросы с оценкой условий и интерпретацией результатов.

    Ну и последняя сложность: А судьи кто? Почему-то на тему научности астрологии, психологии, марксизма и прочего альтернативного знания, очень любят рассуждать маститые физики, знакомые с обсуждаемым предметом в лучшем случае по популярным публикациям в гламурных изданиях разной степени дешевизны. В лучшем, я говорю, случае! Почему-то эти люди считают, что если он такой весь из себя нобелевский лауреат по физике элементарных частиц, то и в психоанализе разбирается. Хотя ни одной работы Фрейда так и не прочитал. А когда речь заходит об оккультных науках, так там вообще мрак. Простите, господа, я с вами полностью согласен, чтобы вступить в обсуждение физики элементарных частиц, следует для начала предъявить свидетельство о квалификации. Но то же самое касается и психологии, и астрологии!

    Выводы

    Всё перечисленное значительно ограничивает применимость критерия Поппера, но нисколько не умаляет его ценность и это надо понимать. Как и его ограниченность. Особенно это важно для представителей общественных наук и альтернативного знания. Потому, выдвигая очередную гипотезу/теорию, задумайтесь не только о том, как её можно доказать, но и как опровергнуть. Это заметно увеличит и ценность самой теории, и усилит Ваши позиции в сраче со старыми пердунами из Священного Трибунала вежливом и высоконаучном обсуждении Вашей теории с уважаемыми и высокоучёными членами очередной Комиссии по лженауке. Заодно и граничные условия для своей теории сможете сформулировать, что тоже ценно.