Сто лет без царя

  • среда, 15 марта, 2017 - 09:13

    Вот, подступила ещё одна знаменательная дата, связанная с Великим Октябрём: Ровно сто лет назад в России скинули царя...

    Да, именно 2 марта по старому стилю, то-есть 15 по новому, действующему и поныне, император Николай II Романов написал отречение от престола. За себя и за своего сына, назначив преемником брата своего Михаила. Михаил, правда, отрёкся... хотя нет, если быть до конца точным, Михаил не отрекался, но об этом чуть позже. Как и о всяческой конспирологии. Сначала давайте посмотрим

    Кому и зачем это было надо?

    Сейчас активно продвигается точка зрения, что Российская Империя начала XX века была эдакой Империей Добра, где все друг друга любили, а царя Николашку и при жизни чтили за святого. На самом же деле Российская Империя была страной глубочайших внутренних противоречий, чудовищной коррупции, а царя в те времена величали не иначе как Кровавым. Прозвище он получил по результатам массовой давки на Ходынском поле, устроенной в честь коронации. И хотя его личной заслуги в организации этой давки (оставившей след в русском языке нарицательным "ходынка") не было, произошла она чисто по разгильдяйству (или провокации, что вполне возможно, учитывая роль масонов в событиях, юбилей которых мы отмечаем сегодня) непосредственных исполнителей, прозвище закрепилось. А после, в январе 1905, царь сумел с блеском его подтвердить. В то самое Кровавое Воскресенье, когда, по меткому замечанию Ленина, была расстреляна вера в царя.

    Но это всё мелочи, главное противоречие, которое и послужило причиной низвержения монархии, было в другом.

    К началу XX века в России окончательно утвердились капиталистические отношения. И не просто капиталистические. По степени концентрации капитала и монополизации производства Россия была впереди планеты всей. То-есть сложились, говоря современным языком, очень мощные финансово-промышленные группы. И не только в промышленности, кстати, сельское хозяйство тоже было в значительной степени монополизировано. Жизнеспособное фермерское, как сейчас говорят, хозяйство получило шанс возникнуть и проявить себя только после Октябрьской революции, когда на деле был реализован лозунг: "Земля крестьянам!". В царской России земли были сконцентрированы в руках крупных помещиков, а крестьяне, большей частью безземельные, были вынуждены батрачить на них за гроши. Но крестьянский вопрос выстрелил не сейчас, а позже, в октябре, весной же 1917 сработало другое.

    Как уже было сказано, в России сложились чрезвычайно мощные финансово-промышленные группы, но вот реальной политической власти они не имели. В стране сохранялась архаичная сословная система и полуфеодальная система управления, когда большая часть управленческих должностей были сконцентрированы в руках старинной родовитой аристократии. Эта аристократия, по факту, жила на доходы со своих имений (знаменитый экспорт хлеба, дававший, кстати, крайне низкую прибыль) и, чего уж греха таить, доходы с коррупции. То-есть эта аристократия нагло паразитировала на этих самых финансово-промышленных группах, частенько предавая их интересы в пользу иностранного капитала. Поэтому смена политического устройства в России стояла на повестке дня с самого начала XX века. Отсюда же происходит тот удивительный кое-для-кого факт, что многие русские промышленники финансировали социалистические революционные партии. На самом деле ничего удивительного в этом нет: социалисты тогда были единственной реальной силой, способной сокрушить давно стоявшее всем поперёк глотки самодержавие.

    Как всё прошло?

    Собственно, формальным поводом к Февральской революции послужили хлебные бунты в Петрограде. Дело в том, что во второй половине 1916 года в стране начались проблемы с продовольствием. Страна, которая, если верить современным кликушам, якобы "кормила пол Европы", тупо не смогла прокормить сама себя. С декабря 1916 года правительство (ещё царское!) вводит продразвёрстку, то-есть принудительное изъятие излишков продовольствия у крестьян, и всё равно, еды в стране не хватает. В декабре 1916 уменьшены нормы выдачи хлеба на фронте(!), на треть(!), в крупных городах вводят хлебные карточки. Но, судя по всему, и карточки отоваривать получалось не всегда. По некоторым данным, представители тех самых финансово-промышленных групп сознательно подтолкнули ситуацию, усугубив проблему. Об этом, в частности, написал в своих воспоминаниях К. И. Глобачёв, бывший тогда начальником охранного отделения Петрограда. Однако, здесь речь идёт именно о подталкивании процесса, усугублении проблемы. Так, за декабрь 1916 – апрель 1917 Москва и Питер недополучили порядка 70%(!) необходимого хлеба, причём на саботаж (неподача вагонов) можно списать не более 10% проблемы, остальное потому что везти было нечего – хлеба в стране не было! Это, кстати, ещё раз к вопросу про голод времён Гражданской войны: заложена проблема была ещё в 1916 и ранее, тогда, когда православнейший из монархов вполне комфортно чувствовал себя на престоле.

    Сами бунты начались 21 февраля по старому стилю (6 марта по новому) и состояли большей частью в разгромах и грабежах хлебных лавок. Но вот уже 23 февраля (8 марта) ситуация радикально изменилась. 8 марта социалистические партии устроили празднование Международного Женского дня, со всеми приличествующими атрибутами: забастовками, массовыми шествиями и политическими лозунгами. Это, естественным образом, наложилось и сложилось с хлебными бунтами и с этого дня (Международного Женского) революция уже приобретает вполне оформленные организованные формы. Стачка становится всеобщей и политической, проводятся демонстрации, бьют морды, постреливают и кидают гранаты в полицию. Правительство, в ответ, начинает задействовать войска. И вот 27 февраля (12 марта) случился перелом: войска отказываются стрелять в митингующих и присоединяются к протестующим. С этого момента судьбу самодержавия можно считать решённой.

    На этот же период приходится явление, в котором, опять же, обвиняют большевиков, но к которому они почти не имеют отношения: массовые убийства офицеров. Началось это в учебной команде запасного батальона Волынского полка (считавшегося самым надёжным во всей армии и первым поднявшем мятеж), наибольшего размаха достигло в Кронштадте.

    28 февраля (13 марта) к мятежу присоединилась Государственная дума. Созданный ей днём ранее Временный Комитет Государственной Думы (ВКГД) заявил что берёт в свои руки всю полноту государственной власти. И не просто заявил, а стал рассылать своих комиссаров во все министерства. А уже 1 (14 по новому стилю) марта Франция и Великобритания признали ВКГД. Это при живом-то и действующем монархе! Ну и кто тут говорит про легитимность?

    В этой ситуации у царя Николая было всего два реальных выхода: либо немедленно начать гражданскую войну, снимая с фронта надёжные части и направляя их на подавление мятежа в тылу, либо уходить. На фронте дела шли не Ах, а действительно надёжных воинских частей не осталось. По крайней мере в последнем его усиленно убеждали все командующие фронтами и засланцы от Госдумы. Именно поэтому подписанный им 2 (15 по новому стилю) марта, под давлением практически всего окружения, акт отречения нельзя рассматривать как проявление малодушия или трусости государя. Не было у него никакого другого выхода! Раньше надо было что-то делать, причём задолго до начала 1917 года. Тогда же, в марте 1917, попытайся он принять хоть какие меры по подавлению мятежа, его бы нейтрализовало, а то и ликвидировало бы собственное окружение.

    Собственно, отречение Николая II и считается победой и завершением Февральской революции. Ах, если бы...

    Што-то пошло не так, или: Есть у Революции начало, нет у Революции конца...

    Февральская революция была именно социальной революцией, а не просто очередным дворцовым переворотом. Главной задачей тогда было радикальное преобразование всего российского общества. Государственного устройства, законодательной базы, необходимо было срочно добиться консолидации общества, а для этого – предпринять реальные шаги по решению многих наболевших проблем. При этом наболевших не только у финансово-промышленной олигархии, но и у простого народа. И делать это надо было срочно, решительно, не оглядываясь при этом на всякие мелочи типа легитимности, преемственности власти и прочую хрень. А вот с этим-то возникли большие проблемы.

    Во-первых, для этого надо иметь хоть какую позитивную программу. То-есть программу того, что надо сделать, и сделать немедленно. С этим была большая напряжёнка и, как мне кажется, во многом из-за того, что ни вожди Февральской революции, ни стоявшие за ними финансово-промышленные кланы не осознали, что ввязались именно в революцию. Они воспринимали события Февраля как ещё один переворот. Вот сейчас сбросим этого царя, поставим другого, поменяем кое-кого в правительстве, примем парочку законов на скорую руку и... А объективно задачи перед ними стояли совсем другие, гораздо более масштабные. И к решению этих задач ни вожди, всплывшие на поверхность в ходе Февральской революции, ни стоявшие у них за спиной промышленники готовы не были. И даже их не осознавали.

    А во-вторых: А люди-то какие?

    Сейчас много говорят о том, что Временное правительство целенаправленно разваливало страну в интересах англо-американского капитала. Наверное это тоже верно. От части. Но главное было в другом.

    Как говорится в правилах хорошей морской практики, человека слишком долго служившего старшим помощником, нельзя назначать капитаном. Слишком привыкает он работать под чужим руководством, отвыкает принимать самостоятельные решения, отучается брать на себя ответственность. Примерно то же случилось с российской оппозицией, заседавшей в Думе. Они хорошо умели быть против, критиковать правительство, устраивать всяческие саботажи, протесты, при том что гарантированно были избавлены от опасности приблизиться к реальной власти. К опсности принимать властные решения и нести за них ответственность. Собственно, эта оппозиционность была одной из форм, своеобразной и извращённой, государственной карьеры в Российской Империи (и в современной России). Потому у них и не было, по сути никакой позитивной программы. Нет, была, в форме набора лозунгов, но не перечня конкретных мер, которые они будут делать, придя к власти. Потому как возможность прихода к власти даже не рассматривалась. А тут вдруг, неожиданно, пришлось действовать самим, решать самим, самим отдавать приказы и распоряжения, по результатам которых ведь морду могут набить (по революционной-то поре). Эти люди тупо не знали что делать. Вот и делали, что умели. "В Петрограде заканчивался хлеб, а он выступал на митингах, немцы подходили к столице, а он выступал на митингах, большевики в открытую готовили переворот, а он выступал на митингах.", – писал о Керенском свидетель тех событий. Правильно. Что умел – то и делал. А вот организовывать поставки и планировать оборону – не барское... простите, не оппозиционное это дело. Той же болезнью, кстати, больна и нынешняя наша "системная оппозиция".

    В результате хаос в стране начал нарастать, чем и воспользовались наиболее радикальные социалистические партии, прежде всего – партия большевиков. Партия, которой в противном случае не светило вообще ничего.

    Что оставила нам Февральская революция?

    Многие явления и символы, которые приписывают Октябрьской революции и большевика, на самом деле берут своё начало из революции Февральской.

    Красный флаг. Вообще говоря, красный флаг был "штатным" флагом рабочего движения задолго до 1917 года. И не одни только большевики им размахивали. Под красным флагом выступали все или почти все социалистические партии. Во время Февральской революции красное знамя, что называется, легализовали как символ революционного движения.

    Красный бант. Кто внимательно смотрел фото, видео и живописные материалы того времени наверно заметили и запомнили красный бант в петлице военной формы революционных солдат, на лацкане пиджака Ленина итд итп. Действительно, во время Февральской революции красный бант был своеобразным маркером "свой – чужой", показывал принадлежность к тем, кто поддержал революцию.

    Обращение "Товарищ!". Тоже вошло в моду во время Февральской революции, как обращение в среде антимонархистов.

    Уничтожение символов самодержавия. Да, орлов сбрасывать начали задолго до Великого Октября. Отовсюду, куда могли дотянуться. Их, вообще-то, по России было много, но большую часть посбрасывали между февралём и октябрём 1917. Большевики только додемонтировали те, для снятия которых требовались специальные технические средства. Орлы Московского Кремля просто были последними.

    Немного конспирологии

    С Февральской революцией связано много всякого, отсылающего нас к разного рода конспирологическим построениям. Вот лишь некоторые из них:

    Отрекался ли Михаил?

    Николай II отрёкся от престола за себя и за своего сына в пользу брата, Михаила Александровича. Нынешние доморощенные монархисты из кожи вон лезут, утверждая что это было в доску не законно, а потому отречения, вроде как и не было. Не будем вдаваться в юридические тонкости, давайте лучше посмотрим, как распорядился троном Михаил.

    Согласно расхожей легенде он тоже отрёкся, причём практически сразу. Ибо править не хотел, да и вообще для царства не годился. И глуп, и мягок слишком, и женат на даме не королевских кровей... А вот на самом деле всё малость не так. Члены ВКГД уламывали Михаила на отречение 4 (Четыре!) часа! Главным аргументом было то, что на момент переговоров в стране было слишком мало надёжных войск, чтобы гарантировать безопасность новому царю. И всё же формально Михаил не отрёкся!

    "...принял я твёрдое решение в том случае восприять Верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием, чрез представителей своих в Учредительном собрании, установить образ правления и новые основные законы Государства Российского.", – написал он в своём манифесте.

    Таким образом, формально, речь шла не об отречении, а о том, что Михаил откладывает решение о вступлении на престол до окончательного решения Учредительного собрания.

    Строго говоря, после этого Николая с семьёй можно было спокойно отпустить на все четыре стороны. Был он после отречения никто и звания никакого. Как и его сын. Императором был и оставался Михаил II Александрович, а его наследником можно считать только Георгия Михайловича, хоть и был он, формально, бастардом, но зато единственным. А всякие там самопровозглашённые Романовы – не более чем самозванцы. Тем более что самопровозгласились они при живом наследнике престола, что можно рассматривать как мятеж, которым они себя законного права на престол лишили. Династия пресеклась на Георгии Михайловиче.

    Масоны

    Ну куда же без них! Почти всё Временное правительство и значительная часть компании, которая склоняла великого князя Михаила к отречению, состояли в нерегулярной масонской ложе Великий Восток Народов России (ВВНР). На тот момент ложей управлял ни кто иной, как Керенский.

    Нерегулярной (парамасонской) ложа считалась потому, что сохраняя часть масонских ритуалов, ложа в некоторых вопросах отступала от канонического масонского устава. Настолько далеко, что "правильные" масоны членов ВВНР масонами не считали и после эмиграции в Европу членам Великого Востока Народов России пришлось повторно пройти посвящение.

    Интересные факты:

    Ложей управлял Верховный Совет.

    Глава ложи носил титул Генеральный секретарь.

    Ничего не напоминает из советской действительности?

    Пурим

    8 марта (по новому стилю) 1917 года, когда хлебные бунты переросли в организованную революцию, пришёлся точно на еврейский праздник пурим. Значит не только масоны но и... нет! Я боюсь произносить это слово!

    На самом деле, если исследовать связь между пуримом и Международным Женским днём, то связь эта получается только с очень большими натяжками. Так, если я не ошибаюсь, на промежутке между 1857 годом (Марш пустых кастрюль, с которого всё и началось) и 1917 годом пурим совпал с Международным женским Днём (и его предковыми формами) всего один раз, а именно в 1917 году.

    Церковь поддержала Февральскую революцию

    Ну... формально, может, и не поддержала, вернее не сразу, но ни словом, ни звуком, ни намёком не поддержала монархию вообще и царя Николая в частности.

    Синод заседал в течение революционных событий, начиная с 26 февраля (11 марта) и, несмотря на требования некоторых иерархов обратиться к народу, сохранял полную пассивность. Не оказал поддержки царю и в решительный день 2 (14) марта, когда решался вопрос об отречении.

    Весть об отречении Николая и вообще, падении монархии, Синод тоже воспринял на удивление спокойно, если не сказать с энтузиазмом. 4 (17) марта из Синода демонстративно вынесли царское кресло, 5 (18) марта вышло распоряжение отныне многия лета царствующему дому не провозглашать, а 6 (19) марта Синод распорядился провозглашать многия лета Временному правительству.

    В качестве формальной причины называют раздражение клира тем влиянием, которое на царскую семью оказывал Распутин и личные обиды на царя со стороны некоторых высших иерархов. Однако же на самом деле дело тут совершенно в другом.

    Церковь в России всегда существовала за счёт государства. Пётр I привёл этот процесс в логичные с точки зрения государства рамки: если церковь существует за счёт государства, значит она должна подчиняться государству. Церковь он сделал одним из государственных органов, а царь, вполне естественно, стал главой церкви. Но высший клир всегда мечтал о совсем другом: быть выше государства и государя, управлять государством, судить государя. Добиться этого можно было только восстановив патриаршество, и формальную независимость церкви (при сохранении всех привилегий как государственной церкви и финансовых потоков, естественно!). А это было возможно только в случае ликвидации монархии. Именно поэтому Синод и не вмешивался пока шли волнения, а когда монархия пала, сразу же принялся петь долгия лета революционерам.

    В этом свете, потуги нынешних церковных иерархов изобразить РПЦ как ревнителя и верного защитника монархии, примазаться к монархической идеологии, канонизировать Николая II выглядят особенно забавно.


    Заглавное изображение: "Долой орла!", Художник Иван Владимиров,Музей политической истории России. Изображение взято из Википедии – свободной энциклопедии, находится в свободном доступе согласно статьи 1256 части четвёртой Гражданского кодекса Российской Федерации № 230-ФЗ от 18 декабря 2006 года. Изображение взято из Википедии – свободной энциклопедии.

Поддержите наш проект!

Чем активнее Вы поддерживаете наш проект, тем меньше на нём будет рекламных статей и прочих рекламных материалов, тем чаще будут выходить интересные и полезные статьи.